Вся информация по расстрелянному николаю андрееву
EN RU

Расправа без права

сотрудниками спецназа УВД Тверской области
расстрелян непричастный
БЕСПРЕДЕЛ В МИРНОЕ ВРЕМЯ
мы хотим, чтобы об этом знали люди!
10 пулевых. выжил. 2 года в сизо и 12 лет колонии

Апелляционная жалоба в Верховный Суд РФ (дополнения)

В судебную коллегию по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

121260 Москва, ул. Поварская, д.15

 

от Андреева Николая  Анатольевича,

содержащегося в ....

По уголовному делу № 2-15/2013

(35-АПУ13-6СП)

 

ДОПОЛНЕНИЯ К АПЕЛЛЯЦИОНННОЙ ЖАЛОБЕ

на приговор Тверского областного суда от 26 марта 2013 года

 

Приговором Тверского областного суда  от 26 марта  2013 года, вынесенным с участием присяжных заседателей, я, Андреев Николай Анатольевич, признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.327, ст.317 УК РФ, и мне назначено наказание в виде лишения свободы на срок 13 лет и 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

С обвинительным приговором суда я не согласен, считаю его незаконным, несправедливым и вынесенным с нарушением уголовно-процессуального законодательства. Считаю также, что вердикт присяжных заседателей вынесен незаконно.

В ходе судебного разбирательства председательствующим - судьёй Андреевым В.В. (однофамилец) нарушался принцип состязательности (ст.15 УК РФ).

Нарушения эти выражались в том, что председательствующий постоянно и резко перебивал меня, требовал переформулировать мои показания или вопросы,  лишая меня права подробно рассказать об обстоятельствах дела. Государственный обвинитель и сам судья во время судебного заседания в присутствии присяжных заседателей неоднократно давали рекомендации свидетелям стороны обвинения, о чем нужно говорить, а о чем надо умолчать, тем самым создавали недопустимое доказательство. Так, например, судья задавал наводящий вопрос собровцам: «Вы же кричали слово «милиция», когда заходили в дом?» Ответ: «Да, да, конечно!»

Судья Андреев В.В. отказал защите в представлении доказательств и изложении позиции по делу, подтверждающих мою невиновность, а именно то, что  события по задержанию лиц, подозреваемых в совершении поджога дома (Зарубина А.Н., несовершеннолетних  Кричкина И. В. и Баршова В.В.) происходили в ночное время – 03.01.2005 года около трех часов ночи, когда все спали, находясь в жилом доме № 35 деревни Жорновка Калининского района Тверской области. В доме были непричастные к задержанию люди (престарелая бабушка Кричкина М.И., ее сын Кричкин В.Б. и я – Андреев Н.А., студент университета), о чем знали сотрудники спецназа.

Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а действия сотрудника милиции Угахина А.А., причинившего мне, спавшему на полу комнаты, множество (десять) огнестрельных ранений в жизненно важные органы: шеи, лица, головы, обеих конечностей рук и правого бедра, противоречат ст. 5 закона РФ "О милиции" от 18 апреля 1991 г. №1026-I  о том, что «милиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению».  Этот закон также не был доведен и разъяснен присяжным заседателям и только при оглашении обвинительного приговора 26 марта 2013 года председательствующий судья объявил, что вышеуказанный  Закон РФ «О милиции» необходимо опечатать и приложить к материалам уголовного дела.

Вопросы, которые я задавал свидетелям обвинения, судьей необоснованно и без всякой мотивировки сразу же отклонялись, чем допущено нарушение ст. 16 УК РФ о том, что суд обязан обеспечить обвиняемому возможность защищаться всеми не запрещёнными настоящим Кодексом способами и средствами. В связи с неправомерным и необоснованным причинением сотрудниками милиции тяжкого вреда моему здоровью (в том числе огнестрельных ранений в области лица, шеи, переломом нижней челюсти со смещением и повреждением корня языка, надгортанника), речь моя была, со слов присутствующих в зале, не очень внятна и не совсем понятна для участников судебного процесса, в том числе и   присяжным заседателям.

Председательствующий изначально вёл судебный процесс с обвинительным уклоном. Судья Андреев В.В. неоднократно, в присутствии присяжных заседателей и участников судебного процесса обращал внимание на мой внешний вид, указывая: «...на кого похож с такой богообразной бородой...», «...еще носишь фамилию Андреев...». Такое отношение ко мне судьи Андреева В.В.  умаляет мою честь и достоинство, мои религиозные убеждения, чем было допущено нарушение ст. 9 УПК РФ о том, что никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться унижающему человеческое достоинство обращению.    

Судья давал присяжным указания, настраивал их определенным образом и подготовил их фактически к тому, что и произошло в итоге. 7 марта 2013 года (со слов родственников и адвоката, находящихся в зале судебного заседания, а также имеющимся аудиозаписям), при возвращении  присяжных заседателей из совещательной комнаты в зал судебного заседания и передаче  председательствующему вопросного листа с ответами, судья, ознакомившись, высказался вслух:  - «Что  мы добивались, то и получили».

Показания свидетелей обвинения были неточные, противоречивые и путаные, а суд во внимание это не принимал.   Например, сам потерпевший, Угахин А.А. в своих показаниях от 03 января 2005 года указывает, что при задержании, в ночное время, в комнате сотрудники спецназа осветительными приборами не пользовались. Однако, в судебном заседании он утверждал обратное, что сотрудники спецназа пользовались фонарями.

В ходе судебного разбирательства были незаконно отклонены все ходатайства стороны защиты о проведении экспертиз. Судебно-медицинскому эксперту не составит труда установить, в каком положении находились я и Угахин А.А., когда тот умышленно и целенаправленно стрелял в меня столько раз из огнестрельного оружия, причиняя мне боль и страдания.  Я был в крайне тяжёлом состоянии, у меня констатирован шок 4 степени, что было отражено в эпикризе от 25.06.2005 года. Впоследствии я был признан инвалидом первой группы. Судья запретил мне говорить об этом и о том, что я был непричастным к задержанию.

 Следственными органами были утеряны вещественные доказательства, а именно: футболка, свитер, спортивные брюки и джинсы, которые были на мне во время моего расстрела Угахиным А.А. По этой одежде и пулевым ранениям на моем теле можно определить точное количество огнестрельных ранений, последовательность выстрелов, соответствие входных и выходных отверстий, дистанцию выстрелов, положение и позу мою и расстреливавших меня и др.

 Бронежилет, черный комбинезон, разгрузочный жилет (поверх бронежилета), в которые был экипирован спецназовец Угахин А.А., также утеряны. По этим уликам сразу можно определить количество повреждений, механизм их нанесения, давность, чем они могли быть причинены и в каком положении находился Угахин в момент нанесения ему каждого повреждения, а также их соответствие якобы имеющимся у него шрамам.

Я не могу согласиться с квалификацией суда моих действий, как умышленное нанесение Угахину А.А. не менее 8 ударов по телу, в область расположения жизненно важных органов – грудной клетки слева и наличия умысла на причинения смерти сотруднику правоохранительного органа.

В 2005 году следователем прокуратуры Кошелевым А.В. (в Постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 18 февраля 2005 года) было установлено, что удары спецназовцу Угахину наносились в область правой стороны тела в виде непроникающих колото-резанных ранений грудной клетки справа, а сейчас все показания изменены на удары в грудную клетку слева. Представленный  мне для обозрения в судебном заседании нож является не моим и криминалистическая экспертиза на  предмет принадлежности мне его не проводилась. Комплексная судебно-медицинская и криминалистическая экспертиза ножа и его идентификация относительно обнаруженных у Угахина А.А. телесных повреждений – двух ран в области спины не проводилась.

Судом в ходе предварительного слушания и в ходе судебного следствия  не было предоставлено право  выступить в качестве свидетеля защиты – Андреевой  Лидии  Александровне (моей матери), хотя в процессе расследования уголовного дела она давала свидетельские показания, а 28 января 2013 года ее и моего отца - Андреева Анатолия Михайловича, председательствующий  судья  не допустил на первоначальные слушания по делу и не дал краткосрочного свидания со мной, мотивируя тем, что они оба выступают свидетелями, более того  заверил, что им  по месту жительства будут высланы заказным письмом судебные повестки. Позднее, то есть 01 марта 2013, когда мои родители, свидетели защиты, приехали на судебное заседание, помощник судьи, Капранов В.Л. довел до их сведения, что председательствующий  судья Андреев В.В. передал, что «мать подсудимого Андрееву Л.А. в качестве свидетеля заслушивать не будем, так как она  может разжалобить присяжных заседателей».

В судебном заседании судьей Андреевым В.В.  на 4 секунде при даче свидетельских показаний по обстоятельствам дела, при присяжных заседателях, был удален и свидетель защиты, мой отец – Андреев Анатолий Михайлович, только лишь за то, что сказал, что в 2004 году я был студент  3 курса университета, не судим. Буквально через три минуты, без предупреждения, без замечаний, необоснованно, был удален из зала суда и я, хотя грубых нарушений порядка в судебном заседании я не допускал.

Не предоставление права выступить свидетелем защиты матери Андреевой Л.А, удаление свидетеля защиты Андреева А.М., а также немедленное удаление меня было осуществлено председательствующим  по заранее надуманным основаниям, с целью лишить нас  всех возможности довести до присяжных позицию и доказательства защиты, которые подтверждают  мою невиновность.

В результате удаления из зала судебного заседания я  был лишен возможности заявить свои возражения на напутственное слово председательствующего судьи.

Судья Андреев В.В. лишил меня возможности выступить перед присяжными заседателями о выяснении вопроса - являлись ли для обороняющегося лица, то есть для меня, неожиданными действия спецназовцев УВД Тверской области, проникших в жилое помещение в ночное время, мое эмоциональное состояние (состояние страха, испуга, замешательство), а также смог ли я (если сам потерпевший прямо указывает, что было в комнате темно, все произошло молниеносно – т.5 л.д.5) оценить степень и характер опасности такого посягательства.

Тем самым я был лишен права высказать свои замечания по содержанию вопросного листа и внести предложения о постановке новых вопросов.

Я был лишен также возможности выступить с последним словом и заслушать вердикт присяжных заседателей. Копию вердикта мне не вручили и с ним я до сих пор не ознакомлен.

 В этом процессе я вообще был лишен права на защиту, а назначенный адвокат не заявил ни одного ходатайства в мою пользу.

Судья Андреев В.В. грубо нарушил требования ст.ст. 292 и 336 УПК РФ, так как лишил возможности меня участвовать в прениях и дополнениях, чем нарушил мое право довести до присяжных мою позицию и доказательства.

Как следует из текста протокола судебного заседания (стр. 110) председательствующий судья обращается к присяжным заседателям: «В вопросном листе Вам будут заданы вопросы о том, совершались ли указанные деяния, совершены ли они Андреевым Николаем Анатольевичем и виновен ли он в их совершении. Я думаю, с учетом всех обстоятельств, исследованных в судебном заседании в Вашем присутствии, Вы легко справитесь с поставленной перед Вами задачей и на эти вопросы ответите положительно». Таким образом, председательствующий судья Андреев В.В. фактически высказал свое мнение по ответам на вопросы в вопросном листе присяжных заседателей и сам квалифицировал мои действия, что является недопустимым нарушением закона.

Судья нарушил ч. 2 ст.340 УПК РФ при произнесении вступительного слова, когда председательствующему запрещается выражать свое  мнение в какой-либо форме по вопросам, поставленным перед присяжными. Однако судья Андреев В.В.  в своем выступлении непоследовательно излагал обвинительные доказательства, перескакивая с одного состава обвинения на другой, более того, четыре раза акцентировал внимание присяжных  заседателей  на мою виновность  по ст.317 УК РФ, создавая при этом иллюзию доказанности вины, что и повлияло на формирование мнения присяжных о моей виновности. В своем напутственном слове, председательствующий, обращаясь к присяжным заседателям разъяснил, что отсутствие вещественного доказательства, а именно утеря бронежилета потерпевшего Угахина А.А. в прокуратуре Тверской области, а также кончика сломанного ножа не является подтверждением невиновности подсудимого. Это было сделано председательствующим перед уходом присяжных заседателей в совещательную комнату.

Более того, пресс-служба Тверского областного суда распространила в СМИ информацию от 18, 28 января 2013 года о том, что  Андреев Николая Анатольевич «пойдет под суд по обвинению в совершении трех преступлений», что существенно повлияло на мнение присяжных заседателей при вынесении вердикта.

Протокол судебного заседания был сфальсифицирован и составлялся так долго (более одного месяца) и тщательно в целях сокрытия судьей Андреевым В.В. грубых нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных им во время судебного процесса. Копия протокола судебного заседания, а также напутственное слово председательствующего были вручены мне лишь 13 мая 2013 года, напечатанные нестандартным мелким шрифтом (уменьшенным в четыре раза, то есть на одной странице формы А-4 напечатано 4(четыре) страницы), что лишило меня возможности своевременно внести в него замечания, чем допущено нарушение ч. 6 ст. 259 УПК РФ. о том, что «Протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания».

3 апреля 2013 года государственный обвинитель Панов Е.А. направил в Верховный суд РФ апелляционное представление № 045004-06 серия ТВ*116880 о том, что «я полагаю, состоявшийся по делу приговор подлежит отмене по следующим основаниям: подсудимый Андреев Николай Анатольевич был удален председательствующим судьей с последнего слова, что повлекло к нарушению прав на его защиту…прошу отменить приговор…».

Таким образом, считаю, что допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными.

 

На основании изложенного, руководствуясь статьями 373-389 УПК РФ,

ПРОШУ:

1.Приговор Тверского областного Суда от 26 марта 2013 года в отношении Андреева Николая Анатольевича отменить в части признания меня виновным  по ст.317 УК РФ и направить уголовное дело № 2-15/2013 на новое судебное разбирательство, в тот же суд в другом составе, со стадии предварительного слушания.

2.Изменить меру пресечения на иную, не связанную с лишением свободы.

3. Вызвать и допросить в судебном заседании в качестве свидетелей защиты по обстоятельствам дела мою мать- Андрееву Лидию Александровну, отца- Андреева Анатолия Михайловича, проживающих ....

4.  Пропущенный мною срок для подачи замечаний на протокол судебного заседания (из-за несвоевременного изготовления протокола судебного заседания и неправомерных действий судьи Андреева В.В.) восстановить и приобщить мои замечания на протокол к материалам уголовного дела

5. Обеспечить мое присутствие при рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Приложение в копиях:

1. Копия справки из городской больницы № 1 г. Твери от 20.04.2005г.

2. Копия справки серия МСЭ-2004 № 0661485 от 04.08.2005г.

3. Замечания на протокол судебного заседания.    

 

«    » июня  2013 года                                        /Андреев Н.А./